+7 (495) 788-40-60 +7 (965) 327-16-78 8-800-770-03-32 (бесплатно по России)
RU / EN

Новости

Новости
Последние новости

Открытое письмо Генерального директора Российского антидопингового агентства "РУСАДА"

30.09
2019

Вынужден дать ответ на заявление Руководителя Правового Управления ОКР А.М. Бриллиантовой данной ею 20.09.19 в СМИ в котором уважаемая Александра Михайловна неоднократно указывала на несоответствие действительности моих слов, относительно положения дел между одним из учредителей, ОКР и РУСАДА по существующему между сторонами корпоративному спору, в связи с путями урегулирования итогов работы РУСАДА за 2018 год. 

В очередной раз заявляю о том, что мы не были намерены и не намерены в будущем нарушать права учредителей Общества. При этом, вынужден в очередной раз обратить Ваше внимание на то, что выборе аудитора для проведения ежегодного аудита мы останавливали свой выбор на рекомендованном спортивными властями аудиторе. Все это делалось с целью повышения прозрачности РУСАДА и доверия со стороны учредителей, т.к аудиторские заключения данного аудитора ранее в течение последних лет успешно проходили рассмотрение и утверждение Наблюдательным советом и Общим собранием РУСАДА (в т.ч ОКР). Для скорейшего урегулирования сложившейся ситуации с ОКР, которая репутационно больше вредила самому ОКР, несмотря на отсутствие очевидных оснований для подобного аудита, который у нас не был запланирован в бюджете, мы сразу согласились с проведением повторного годового аудита, предметом которого является проверка достоверности отчетности РУСАДА и его соответствия ПБУ. Нам опасаться нечего, т.к. вся работа РУСАДА направлена на повышение прозрачности. Внутри РУСАДА организована и действует служба внутреннего контроля, работа которой направлена на постоянный мониторинг каждого направления деятельности РУСАДА с целью обеспечения прозрачности, достоверности, эффективности и законности. Кроме того, с целью контроля целевого расходования средств к проверкам и даче разъяснений привлекается независимая аудиторская фирма, специализирующаяся на работе с организациями с госфинансированием. Таким образом, мы делаем все для того, чтобы вести деятельность законно, в соответствии с установленными Министерством финансов РФ требованиями. 

Первичный выбор организации для проведения ежегодного аудита по определенным критериям, в соответствии с процедурой, определенной нормативными документами, должен вестись самим РУСАДА, которая в дальнейшем представляется учредителям для ее утверждения. С целью урегулирования существующего спора, идя навстречу ОКР, мы фактически согласились поделиться своим полноценным правом первичного выбора ежегодного аудитора с учредителями, при безусловном сохранении права учредителей утверждения этой организации, как и положено, по нормативам. Таким образом по этой модели ОКР будет утверждать отобранного ранее самим ОКР аудитора. Ответ на вопрос «зачем так сложно?» известен только ОКР. Но от нас директивно потребовали принять для аудита организацию изначально выбранную ОКР. Я не знаю была ли она выбрана ПКР. При этом, особо отмечу, предполагаемый бюджет директивно предложенным ОКР аудитором для проведения повторного годового аудита был в 1,5 раза больше запланированного бюджетом РУСАДА. 

Вопрос выбора аудитора, когда согласно ранее достигнутой договоренности выбор должен проводиться двумя лицами: уполномоченным представителем учредителей (ОКР и ПКР) и уполномоченным представителем РУСАДА, (с последующим утверждением общим собранием учредителей) претерпел по инициативе Правового Управления ОКР категорические изменения. Предложенный ОКР формат выбора аудитора предлагается проводить конкурсной комиссией, с мажоритарным пакетом ОКР (3 голоса ОКР, 1 -ПКР и 1 -РУСАДА), путем простого голосования большинством голосов, представляет любое голосование в профанацию. При этом, я даже не ставлю вопрос о неравном распределении голосов между самими учредителями. Это вопрос самих учредителей. Незаконным и не отвечающим достигнутым договоренностям являются и распоряжения ОКР, закрепленные в Протоколе, не только о составе конкурсной комиссии, но и о проведении конкурса на электронной торговой площадке, которая используется ОКР. 

Вынужден обратить внимание на следующие факты, отраженные в представленном ОКР протоколе: В пункте 3 Протокола указывается: «В целях назначения в соответствии с ст. 65.3 ГК РФ, ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях, п. 6.1. Устава РУСАДА и ч. 3 ст. 8 Закона «Об аудиторской деятельности № 307 – ФЗ независимой аудиторской организации для проведения аудита годовой бухгалтерской (финансовой отчетности (ГБФО) РАА РУСАДА за 2018 г. провести торги в форме открытого конкурса». Необходимо отметить, что статья 65.3. ГК РФ не предусматривает в составе исключительной компетенции высшего органа некоммерческой организации полномочия по назначению открытого конкурса для определения независимой аудиторской организации, либо каких-либо иных полномочий по определению правил и условий текущей договорной деятельности для некоммерческой организации. 

Ссылка в Протоколе на вышеприведённые нормы и положения в контексте решения о назначении открытого конкурса безосновательна. В соответствии с этими нормами и положениями открытый конкурс назначаться не может и такое упоминание является излишним и вводящим в заблуждение относительно правовой обоснованности предложенного ОКР распоряжения. 

Необходимо отметить, что вопросы заключения договоров, включая правовые основания заключения договора по результатам открытого конкурса, находятся в области исключительной компетенции единоличного исполнительного органа юридического лица. Так, согласно п. 8.6.12 Устава РУСАДА Генеральный директор совершает сделки. Полномочие осуществления сделок включает в себя и преддоговорные юридически значимые действия, а именно – организация проведения торгов (при необходимости и наличии соответствующих регламентов). В соответствии с п. 2 ст. 447 ГК РФ организатором торгов выступает лицо, заинтересованное в заключении договора с тем, кто выиграет торги, т.е. организатором торгов может выступать только само РУСАДА. 

Также противоречивым представляется и требование ОКР о проведении конкурса по выбору ежегодного аудитора на электронной площадке ОКР. Организация для проведения аудита отбирается для РУСАДА. Все действия ведутся в отношении РУСАДА, которое по своему статусу должно отвечать принципам независимости, о чем было указано международным регулятором ВАДА. Кроме того, у РУСАДА два учредителя: ОКР и ПКР. В этой связи проведение открытого конкурса на электронной торговой площадке, которая используется ОКР, может свидетельствовать о попытке нарушения принципа независимости РУСАДА со стороны ОКР. Данный открытый конкурс если и должен, то должен осуществляться на электронной площадке РУСАДА. При том, что договорная деятельность РУСАДА не регулируется Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ (ред. от 27.06.2019) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Федеральным законом от 18.07.2011 N 223-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», которые закрепляют обязанность организаций, финансируемых из бюджета, проводить конкурсные процедуры в соответствии с указанными нормами. 

Используемые подходы, указанные выше, фразеология, отраженная в представленном ОКР протоколе, отражает директивный характер отношений ОКР к РУСАДА. Протокол заверен подписями Президента ОКР и Президента ПКР и соответствующими печатями, но не содержит указание на Председателя и Секретаря Общего собрания, соответственно, не содержит их подписей. Кроме того, данный Протокол не соответствует ни одной из форм протоколов, которые рекомендуются Минюстом РФ для оформления решений коллегиальных органов некоммерческой организации, а также в нарушение ст. 181.2 ГК Протокол не содержит сведений о лицах, проводивших подсчет голосов. Что в целом подтверждает, что представленный ОКР протокол имеет все признаки директивного характера, что отражает и его содержание. 

При том, что мы с уважением относимся к решениям общего собрания участников общества, высшего органа управления РУСАДА, решения которого должны быть приняты в соответствии с действующими нормами, мы готовы их исполнять, при этом, не нарушая статус РУСАДА, как независимого субъекта в российской и международной антидопинговой системе, на что было указано в письме Исполнительного комитета ВАДА от 22 января 2019 г., где мониторинг ВАДА независимости РУСАДА определен условием поддержания рекомендации Комитетом по соответствию ВАДА (CRC) по условиям соответствия РУСАДА. 

Не утверждение отчета со стороны ОКР выглядит ещё более странно, с учетом итогов работы РУСАДА в 2018 году. 

В 2018 году РУСАДА получило соответствие, прошло успешно аудит ВАДА и внедрило в профессиональную деятельность не только строгие международные антидопинговые стандарты, но и лучшие практики. Динамика развития нового РУСАДА вызвало вдохновение и уважение в международной среде, на что было указано в многочисленных заявлениях. Хочу напомнить, что 2018 отчетный год начался с обеспечения новой командой РУСАДА допуска (по количеству проб) всех олимпийцев на Игры 2018 года при строгом соответствии международным антидопинговым стандартам, с учетом того, что ОКР был лишен права выбора и допуска своих спортсменов на Игры. Даже при отсутствии благодарности за нашу работу, ей должна быть дана объективная оценка. РУСАДА выполнило сложную работу, в т.ч в условиях, когда на определенном этапе ОКР не предоставлял нам список спортсменов планируемых к участию в Играх 2018, в том числе даже после того, как ОКР отправил список в МОК, что создало нам определенные сложности. Но мы все равно справились. При этом, мы знаем и об усыпанной наградами и благодарностями прежнего, лишенного соответствия, РУСАДА после Игр в Сочи. При подобном отношении, к нам со стороны ОКР не нужны никакие знаки отличия. Подобная дифференциация отношений к РУСАДА разных периодов подтверждает категорическое отличие двух разных РУСАДА, с их особым позиционированием в спортивной организации России и мира, категорически разного, разно полярного уровня независимости, характера следования соответствию международных стандартов и норм, категорически разной культуры. 

Подобный же характер отражается в так называемых рекомендациях ОКР, в лице Руководителя Правового Управления А.М. Бриллиантовой, в том же протоколе по корректировке политики РУСАДА по поводу коммуникации с спортсменами при осуществлении процедур внесоревновательного допинг-контроля, как и в статье Александры Михайловны, где она назидательно разъясняет РУСАДА антидопинговые правила проведения тестирования. Таким образом ОКР пытается трактовать национальному антидопинговому агентству международные антидопинговые стандарты по своему усмотрению, отличающемуся от международных антидопинговых стандартов и рекомендаций ВАДА. 

Международный стандарт предусматривает: если, несмотря на предпринятые ИДК разумные усилия, Спортсмена так и не удалось разыскать и до окончания 60-минтуного временного интервала остается не более 5 (пяти) минут, то в качестве крайней меры ИДК вправе, НО НЕ ОБЯЗАН позвонить Спортсмену по телефону. При этом, поскольку телефонный звонок является опциональным, а не обязательным и решение о нем полностью на свое усмотрение принимает организация, ответственная за отбор проб для регистрации пропущенного теста не обязательно доказывать, что был совершен телефонный звонок, а тот факт, что не было совершено телефонного звонка не может служить спортсмену оправдательным обстоятельством. Все указанные действия осуществляются по усмотрению тестирующей организации. РУСАДА, дополнительно к достаточно ясной трактовке стандарта, был сделан запрос в ВАДА, проведены консультации, получен ответ из ВАДА, в котором были даны рекомендации не отходить от действующей практики РУСАДА на территории Российской Федерации, которая действует также в отношении спортсменов в ряде стран, напр. в Великобритании. 

Удивляет факт того, что еще в апреле заместитель генерального директора РУСАДА Маргарита Пахноцкая уже давала достаточно ясные разъяснения по данному поводу: https://www.google.ru/amp/s/tass.ru/sport/6361066/amp 

Принципом деятельности РУСАДА является неукоснительное соблюдение норм и стандартов Всемирного антидопингового кодекса, Международного стандарта по тестированию и расследованиям, Международного стандарта по соответствию Кодексу и т.д. Все процедуры и политики по тестированию спортсменов, разработанные в РУСАДА, проходили утверждение ВАДА. 

Не думаю, что давление на РУСАДА, даже решением общего собрания, с целью нарушения международных антидопинговых норм и стандартов, без учета рекомендаций ВАДА, в истинных интересах учредителей и интересах развития российского спорта в данной ситуации выхода из допингового кризиса. 

Мы можем говорить что подобное отношение национальному независимому антидопинговому агентству РУСАДА со стороны одного из его учредителей, ОКР (!), как и со стороны некоторых других власть держащих в нашей спортивной среде, являются немым свидетельством реального отношения ОКР к РУСАДА, вне зависимости от делаемых заявлений, непониманием должного позиционирования РУСАДА в системе отношений с органами спортивной власти России, в системе антидопинговых и спортивных отношений, что нужно, прежде всего, для самой спортивной юрисдикции, отражают необъективность восприятия РУСАДА и является одной из причин подобного кризисного положения в нашем спорте. Важно всегда помнить о том, что антидопинговая деятельность, соответствующая международным антидопинговым стандартам, является неотъемлемой частью спорта. 

С уважением, 

 Юрий Александрович Ганус, генеральный директор Российского антидопингового агентства «РУСАДА»